Лондон. Этюд о страхе.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лондон. Этюд о страхе. » Павлиний двор » Мерилебон-Хай-стрит, особняк лорда Литлтона


Мерилебон-Хай-стрит, особняк лорда Литлтона

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Двухэтажный особняк из серого камня. Первый этаж отведен под хозяйственную часть – кухню, прачечную, кладовые в правом крыле. В левом, симметричном крыле находятся столовая, гостиная, библиотека, кабинет. Второй этаж отведен под спальни, гостевые комнаты.
Чердачные помещения используются как хранилище для богатой коллекции хозяина.
Внутренне убранство дома отличается строгостью и сдержанностью в сочетании с роскошью. Деревянными панелями обшиты стены – для стен Вильям привез из Азии самшит. Карнизы и массивные двери, а так же мебель – из мореного дуба.  Гостиная и кабинет отапливаются массивными каминами, тепло в спальнях так же одерживается в холодные промозглые времена огнем в каминах. Мебель традиционно с мягкой обивкой, кресла глубокие, с высокой спинкой. Гостиная представляет собой небольшой домашний музей, который включает в себя коллекцию стрелкового оружия, небольшую портретную галерею. В декоре дома использована резьба по дереву, полы устланы пушистыми коврами, привезенными, преимущественно, из Индии.
Библиотека богатая, включает в себя редкие, зачастую единственные экземпляры мировой культуры.
К парадному входу дома ведет каменная дорожка, вдоль которой стоят скамьи. Дом окружен садом.
http://london.4bb.ru/uploads/000f/83/bc/2907-1-f.jpg

Отредактировано Вильям Литлтон (08-10-2011 21:54:46)

0

2

Каталог был почти готов. До открытия выставки оставались считанные дни. Последние несколько суток Вильям был потерян для общества, с головой уйдя в работу. Коллекционер прерывался на утреннюю мессу в церкви святого Павла и для приема пищи. Леди Литлтон как-то заметила за завтраком, что пора уже осчастливить дом детскими голосами.
Да, мама была права, по-своему, по житейски. Горький опыт научил ее быть на два шага впереди жизни. Кому достанется огромное состояние Литлтонов, фамильные ценности, история семьи? Кто будет заботиться о сохранении и приумножении достоинства  фамилии Литлтон?
Набожную женщину пугали экспонаты в коллекции, особенно статуэтка богини Кали, изготовленная из эбонита.
- Миледи, я сегодня я закончу с каталогом, - пообещал Вильям матери за завтраком, - я жду только  фотографа.
Сын с нежностью поцеловал руку немолодой леди. Глория Литлтон сумела не только сохранить красоту, но и приобрела с годами ту ауру, что вызывает у окружающих желание преклонить колено перед этой женщиной. Вильяму не нужна была другая женщина, но герцогиня не хотела этого принимать. Она упорно желала женить сына, а сын упорно не желал приводить в дом чужую девицу. К счастью, завтрак подходил к концу, к тому же пришла почта с ценной бандеролью. Вильям произнес благодарственную молитву и вышел из-за стола. Почтовая карета доставила последний экспонат из храма любви города Пуна. Вот уж какие вещи из коллекции не должны попадаться на глаза леди Литлтон, так это как раз последний экспонат! Заботливый сын поспешил убрать поскорей на чердак сакральную вещицу и занялся подготовкой к съемке.
Это была святая святых графа. Здесь всегда царил полумрак и поддерживалась одна и та же температура воздуха. Стерильная чистота достигалась неустанным трудом горничной, прошедшей самый придирчивый конкурс и последующий за сим строгий инструктаж. С той самой злополучной ночи, когда из сокровищницы была украдена статуэтка, Вильям установил на окна и дверь дорогостоящую систему электрической сигнализации и выставлял на чердачном этаже ночной пост, за что дополнительно платил крепкому лакею.
Вильям прошёл вглубь помещения, к застекленному стеллажу и осторожно достал из него священные книги родом с южного района. Санскрит, "Махабхарата", "Рамаяна".
Книги были аккуратно перемещены на стол, к бронзовой статуэтке синего бога. Ещё тринадцать предметов - золотая статуэтка танцующего Шивы, эбонитовая Кали, ожерелья, браслеты, сари невесты...
Каждый предмет со своей уникальной историей.

Отредактировано Вильям Литлтон (20-10-2011 17:43:40)

0

3

Утро. Джерард заканчивал проявку фотографий в фото комнате, которые в последующем нужно было доставить Адаму Портеру.  Работа для Джерарда была превыше всего. Ему нравились не столько фотографии, сколько сам процесс их создания.
И как раз сегодня его ждала увлекательнейшая фотосессия,на  которую он был приглашен самим графом Вильямом Литлтоном.  Граф предложил ему  отснять его  уникальную коллекцию восточных экспонатов. О такой работе Джерард мечтал всю жизнь. На этом можно было не только заработать, но и прославиться.  Поездка предстояла серьезная, но интересная. Увидеть экспонаты этой частной коллекции доводилось немногим.
Время шло очень быстро, Джерард стал собираться. Мелочей было много, нужно было ничего не забыть. Наконец, все было проверено и упаковано. В приподнятом настроении духа он вышел на улицу. Подозвав извозчика, и уютно устроившись в кабриолете, они тронулись в  путь.  Всю дорогу он был занят мыслями о предстоящей работе. Ехали довольно быстро, утренний Лондон все еще дремал, и поэтому людей на улицах было немного. Вот из-за густых деревьев показался огромный особняк, к которому вела каменная аллея. Остановив повозку у парадного входа, Джерард вышел. Нерешительно постояв у дверей, он, наконец,  постучал. Ему открыл безупречно одетый лакей и предложил войти, сказав, что его ждут.

+1

4

Вышколенный лакей принял у гостя перчатки и склонил голову перед молодым человеком, приглашая его пройти следом в хранилище, «где его ожидает граф». Сорокалетний Гарольд провел гостя по широкой лестнице на третий этаж и остановился перед массивной дверью, украшенной искусной резьбой, напоминающей надписи на хинди, но это был всего лишь стилизованный под письмена  орнамент. Гарольд постучал, дождался приглашения войти и после этого открыл дверь.
- Сэр Джерард Кроуэлл, - объявил лакей.
Вильям Литлтон как раз закончил с подготовкой к съемке. В руках он держал любимую, пожалуй, статуэтку – изваяние черной богини, олицетворяющей собой слияние  абсолютного добра и абсолютного зла.
- «Поклоняюсь Чамунда-Калике Ты пребываешь в вампирах, в якшах, в якшинях, в ракшасах, в демонах, Ты их убиваешь и возрождаешь. Богиня, которая убила демона Рактабиджу, -продекламировал граф, поворачиваясь к вошедшим, - воистину, Кали Ма совершенна!
Джерард Кроуэлл произвел весьма приятное впечатление на первый взгляд. Внимательные карие глаза, благородство в облике, ранняя морщина на лбу. И хотя Вильям не привык доверять первому впечатлению, его губы едва заметно дрогнули, обозначая улыбку.
- Можешь идти, Гарольд, - отпустил граф лакея и шагнул по направлению к фотографу, - сэр Кроуэлл, прошу! - Он повернулся к столу, указывая рукой на экспонаты, - вот эти предметы должны быть представлены в моем каталоге.
Граф жестом пригласил пройти к месту работы и мужчины приблизились к столу.
- Света достаточно? Нужно ли дополнительное освещение? – уточнил граф.

Отредактировано Вильям Литлтон (13-10-2011 20:03:45)

0

5

Кроуэлл молчал.  Он и не мог ответить, потому что просто не слышал вопрос.  Он заворожённо смотрел на представленные экспонаты и не мог оторвать взгляд. Перед его взором предстали редкие по своей красоте украшения, различные искусно сделанные статуэтки богов разных народов. Все это мерцало и переливалось каким-то неестественно-волшебным светом.
Лишь повторно заданный вопрос графа вывел его из оцепенения. Немного смущенно он ответил: «Да, да, конечно, все в порядке, все хорошо, не извольте беспокоиться».
- Не буду вам мешать, - сказал граф. Если что-нибудь будет нужно, звоните в колокольчик, я пришлю слугу. До встречи.
Когда граф удалился, Кроуэлл стал готовиться к работе: он достал фотоаппарат, установил вспышку и принялся за дело.  Он настолько увлекся работой, что не заметил, как наступил вечер. Каждый экспонат представлял собой уникальную музейную редкость со своей историей. Мастер пытался показать общую красоту коллекции, а так же выделить каждую вещь. Это было очень трудно, но увлекательно. К концу рабочего дня, он почувствовал, что у него получилось, он достиг цели. Джерард позвонил в колокольчик.   Устало сев на стул, стоявший в углу комнаты, он прикрыл глаза в ожидании графа.

0

6

Граф оставил молодого фотографа наедине со своими сокровищами, что было несколько несвойственно для Вильяма. Кто знает, возможно, у Джерарда аура оказалась особенная, так что богиня  Кали Ма сказала своему почитателю, Вильяму Литлтону чтоб он оставил ее наедине с Кроуэллом.
Во всяком случае, коллекционер не почувствовал обычной ревности по отношению к экспонатам, которые собирал, порой рискуя жизнью, по всему Бхарату.
Он оставил Гарольда у дверей сокровищницы на случай, если что-то нужно будет фотографу, и спустился вниз. В кабинете, пропитанном ароматом сандалового дерева, его ждала обширная корреспонденция из Российского и Французского сообществ востоковедов.
Вильям с желанием углубился в бумаги и изучал их до вечера. Он был настолько увлечен, что не заметил, как стемнело. Граф оторвался от писем только тогда, когда в сумерках начали сливаться строчки. 
- Нет, так можно испортить зрение, - сам себе выговорил Литлтон и позвонил прислуге.
Графа никогда не беспокоили, когда он работал. Даже если становилось темно. Это было железное правило.
Но горничная приходила в ту же секунду со светом, когда звонил колокольчик. И на этот раз Роберта пришла к дверям заранее, чтобы не заставлять хозяина ждать. Вильям глянул на часы и изумился.
- А что, сэр Кроуэлл ещё работает? - справился граф и был приятно поражен, услышав утвердительный ответ.
- Сэр Кроуэлл не вызывал прислугу за всё то время, пока вы работали, ваша светлость, - ответила Роберта, молодая горничная, - он закончил вот только.
Однако.
Такое трудолюбие понравилось графу. Вильям распорядился подать бренди в библиотеку и сам поднялся к Джерарду.
Он обнаружил фотографа в том состоянии, которое бывает у человека, поработавшего на совесть и от души. У Кроуэлла был утомленный вид, но глаза сияли.
- О, я вижу, поработали на славу, мой друг, как успехи? - позволил себе дружеский тон граф, приятно удивленный рвением молодого человека, - позвольте предложить вам порцию бренди. Вы устали, я это вижу. Не помешает подкрепить силы добрым напитком! Идемте со мной, - пригласил Вильям и повел молодого человека в библиотеку.
Здесь горел камин. Граф указал блондину на одно из двух кресел.
- Садитесь, прошу.
Гарольд подал мужчинам бокалы и отошел в сторону, неслышно и незаметно.
- Как давно занимаетесь фотографией, сэр? - поинтересовался граф, - я видел ваши работы. На мой взгляд у вас талант, Джерард.

Отредактировано Вильям Литлтон (19-10-2011 15:05:48)

0

7

-Фотографией я занимаюсь не так давно,- чуть смутившись ответил Кроуэлл,- немногим более трех лет. Началось все с того, что на моё двадцатилетие родители подарили мне фотоаппарат. Я был безумно рад этому.  Всё свободное время стал посвящать фотографии. Со временем качество моих работ становилось лучше, и я стал сотрудничать с различными журналами и фирмами.  Но высшей похвалой для меня стало предложение, поступившее от Вас.
Граф внимательно слушал рассказ юноши, глядя на огонь в камине. Ему все больше нравился этот паренёк.
- Как Вам бренди?- спросил граф.
- Прекрасно, но для меня крепковат.
- Ничего, ничего, это напиток настоящих мужчин.
- А можно задать Вам один вопрос? - поинтересовался Джерард.
- Да, да, конечно. Я весь во внимании.
- Сэр, как давно вы занимаетесь коллекционированием?
Поставив на стол бокал, Кроуэлл приготовился слушать. Он предполагал, что рассказ будет интересным и увлекательным.

0


Вы здесь » Лондон. Этюд о страхе. » Павлиний двор » Мерилебон-Хай-стрит, особняк лорда Литлтона